МОРФОЛОГИЯ

Примеры правописания Н и НН в прилагательных и причастиях

Упражнения к правилу

1. Прошёл он, Вася Тёркин, из запаса рядовой, в просолённой гимнастёрке сотни вёрст земли родной.
2. Эх, суконная, казённая, военная шинель, - у костра в лесу прожжённая, отменная шинель, знаменитая, пробитая в бою огнём врага да своей рукой зашитая, - кому не дорога!
3. Упадёшь ли, как подкошенный, пораненный, наш брат, на шинели той поношенной снесут тебя в санбат.
4. А вода ревёт правее - под подорванным мостом.
5. Густо было там народу - наших стриженых ребят.
6. За ночь грудою взялась пополам со льдом и снегом перемешанная грязь.
7. Оглушённый тяжким гулом, Тёркин никнет головой.
8. Низкогрудый, плоскодонный, отягчённый сам собой, с пушкой, в душу наведённой, страшен танк, идущий в бой.
9. Видят: вздыбился разбитый, развороченный накат.
10. Помороженный, простуженный, отдыхает он, герой, битый, раненый, контуженный, да здоровый и живой.
11. Лес - ни пулей, ни осколком не пораненный ничуть, не порубленный без толку, без порядку как- нибудь, не корчёванный фугасом, не поваленный огнём, хламом гильз, жестянок, касок не заваленный кругом, блиндажами не изрытый, не расстроенный зимой, ни своими не обжитый, ни чужими под землёй.
12. Но когда пора настала, долгожданный вышел срок, то впервые воин старый ничего сказать не мог.
13. Дом ли, замок, всё равно, дело безобманное: банный пар занёс окно пеленой туманною.
14. Я мечтал о сущем чуде, чтоб от выдумки моей на войне живущим людям было, может быть, теплей, чтобы радостью нежданной у бойца согрелась грудь, как от той гармошки драной, что случится где-нибудь.
(А. Твардовский, Василий Тёркин.)
1. На ветвях танцуют белки, лес обветренный молчит.
2. Лес, оторванный от сна, эхом взвыл протяжно.
3. Навсегда я запомнил, как к домам разорённым возвращалися люди по полям обожжённым.
4. Так шли они нехоженой тропою - от леса к лесу, от ручья к ручью.
5. Не уйдёт чужеземец незваный, своего не увидит жилья.
6. Мне чудится утренний гомон и отблеск отточенных кос, как будто тропою знакомой и сам я спешу на покос.
7. И в честь урожая в колхозе готовится званый обед.
(Из стихотворений М. Исаковского.)
  Покамест слуги управлялись и возились, господин отправился в общую залу. Какие бывают эти общие залы - всякий проезжающий знает очень хорошо: те же стены, выкрашенные масляной краской, потемневшие вверху от трубочного дыма и залосненные снизу спинами разных проезжающих, а ещё более туземными купеческими, ибо купцы по торговым дням приходили сюда сам-шесть и сам-семь испивать свою известную пару чаю, тот же закопчённый потолок, та же копчёная люстра со множеством висящих стёклышек, которые прыгали и звенели всякий раз, когда половой бегал по истёртым клеёнкам, помахивая бойко подносом, на котором сидела такая же бездна чайных чашек, как птиц на морском берегу, те же картины во всю стену, писанные масляными красками, словом, всё то же, что и везде.
(Н.В. Гоголь, Мёртвые души.)
ЗАВОД.
  Пройдя полверсты, Бобров взобрался на пригорок. Прямо под его ногами открылась огромная панорама завода, раскинувшегося на пятьдесят квадратных вёрст. Это был настоящий город из красного кирпича, с лесом высоко торчащих в воздухе закопчённых труб, город, весь пропитанный запахом серы и железного угара, оглушаемый вечным несмолкаемым грохотом. Четыре доменные печи господствовали над заводом своими чудовищными трубами. Рядом с ними возвышалось восемь кауперов, предназначенных для циркуляции нагретого воздуха, - восемь огромных железных башен, увенчанных круглыми куполами.
(А. И. Куприн, Молох.)
  Вся левая сторона небосклона была освещена заходящим солнцем. Правая сторона как будто занавешена поднимающимися в бездонную высь облаками, слышался несмолкаемый птичий гомон. Туман, прежде клубившийся над струящейся рекой, теперь сгустился и порозовел. Из туманной дали послышался скрип телеги и топот подкованных лошадей. Вскоре телега приблизилась настолько, что можно стало разглядеть людей, проезжавших на ней. Это были опалённые летним солнцем, утомлённые тяжёлым трудом люди. Руки их были исцарапаны, ноги испачканы землёй, но они весело разговаривали, довольные трудовым днём. Обработанные поля, дышащие покоем, говорили об обеспеченной жизни тех, кому эти поля принадлежат. Стада бродили по скошенным лугам, хотя кое-где сено было не убрано. От всего веяло спокойствием и довольством.
JoomShaper
<